Горячий регион: SEMPER FIDELIS*. Две недели в группе морской пехоты в Афганистане - 11 Марта 2010 - 24th Marine Expeditionary Unit



Меню сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Погода
Яндекс.Погода

Главная » 2010 » Март » 11 » Горячий регион: SEMPER FIDELIS*. Две недели в группе морской пехоты в Афганистане
Горячий регион: SEMPER FIDELIS*. Две недели в группе морской пехоты в Афганистане
15:52

*«Верны навеки» — девиз корпуса морской пехоты США

   Горячий регион: SEMPER FIDELIS. Две недели в группе морской пехоты в Афганистане

Замри. — Едва заметный в ночной мгле сержант жестом показывает мне место у дувала. Я послушно отступаю в тень и прислоняюсь спиной к шершавой глиняной стене. Через мгновение раздается далекий хлопок выстрела. Привычно считаю до пяти, и высоко над головой вспыхивает желтый шар осветительной мины. Его призрачный свет на несколько секунд озаряет развалины на окраине кишлака, крошечный форт на том берегу каменистого сухого русла и рыжие холмы, уходящие в темноту к подножию скалистых гор.
Сейчас мы в ночном патруле на окраине райцентра Голистан одноименного уезда провинции Фарах. Вокруг бойцы второго взвода роты «К» третьего пехотного батальона. Сам батальон — это наземный боевой элемент временной воздушно-наземной тактической группы специального назначения морской пехоты США в Афганистане (SPMAGTF-A).
Я журналист, но комвзвода лейтенант Юркович по уставу кличет подполковником, а визави — художник из газеты Los Angeles Times Роман Генн, несмотря на предупреждения, дразнит «российским шпионом».
Мы здесь для того, чтобы узнать, каким составом, что и как делают морпехи в такой дали от милого их сердцу моря-океана. Итак, первое — состав.

Элементарная система
— Мы — и армия, и полиция, и служба спасения, и нянька с памперсом, — примерно так, еще в штабе батальона, командир наземного боевого элемента подполковник Дэвид Одом сформулировал нам смысл существования экспедиционных сил.
Итак, временная воздушно-наземная тактическая группа морской пехоты (MAGTF) — единая структура формирования экспедиционных сил морской пехоты США. Ее основа — четыре элемента — командный, боевой наземный, боевой авиационный и боевого обеспечения. Принципы — необходимая достаточность, максимальная эффективность, оперативность и автономность действий. Даже в формате батальона это маленькая армия, со своей авиацией, артиллерией, связью, тылом, разведкой и. т.д. Вот и весь секрет.
SPMAGTF-A — самый малый формат экспедиционных сил и примерно равна экспедиционному отряду морской пехоты (MEU). Численность — около 2200 морпехов и моряков.
Что же делают элементы?
Командный элемент (CE) координирует и управляет. При нем же находятся части и подразделения разведки. В рамках экспедиционного отряда главным назначают командира полка морской пехоты, соответственно полковника. Его полк и считается командным элементом. 26 ноября 2008-го в SPMAGTF-A этот элемент возглавил полковник Даффи Уайт — командир 3-го полка морской пехоты с Гавайев. Он расположился на базе НАТО KAF в Кандагаре. Здесь мы были пролетом, встретиться не успели, но привет он нам передавал.
Боевой наземный элемент (GCE) — основная ударная сила. В зависимости от масштаба проблемы он может быть представлен в различном формате — от пехотного батальона до усиленной дивизии. Как правило, этот элемент один, но в исключительных случаях их может быть и несколько. В SPMAGTF-A штаб усиленного пехотного батальона дислоцируется на базе Форт-Бастион, а подразделения разбросаны по двум провинциям — Гильменд и Фарах — в виде застав.
Кстати, этот батальон — единственный в морской пехоте США, имеющий на вооружении 120-мм минометы. Для горных районов Афганистана это весьма актуально — мы видели их в действии уже в Голистане.
Боевой авиационный элемент (ACE). Задача — не только обеспечение действий наземного элемента, но и проведение самостоятельных боевых операций. Потому-то и отдельный элемент (впрочем, как и все остальные), а не приданный. Кстати, ACE всегда один, хотя может дислоцироваться на нескольких аэродромах.

Горячий регион: SEMPER FIDELIS. Две недели в группе морской пехоты в Афганистане

В SPMAGTF-A его решили сделать сводным и под крыло штабной эскадрильи сюда слетелись: эскадрилья «Gunrunners» на боевых вертолетах AH-1 W SuperCobra и транспортно-десантных UH-1 N Huey; эскадрилья «Wolfpack» на тяжелых транспортно-десантных вертолетах CH-53 E Super Stallion и эскадрилья самолетов-заправщиков KC-130 J «Геркулес».
Командира ACE подполковника Ричарда Остермейера мы не видели, но на подчиненных ему «жеребцах» летали. И «суперкобру» в сопровождение он нам дал — положено. А первого февраля с. г. он передал командование воздушным элементом SPMAGTF-A подполковнику Майклу Уоткинсу.
Элемент боевого обеспечения и поддержки (CSSE). Здесь все — инженеры и медики, тыловики и связисты, и еще много кого. Принцип действия правильный — вы воюйте, а мы вас всесторонне обеспечим, починим и подлечим. Но не только. К примеру, пока мы ходили с дозором в горах Голистана, CSSE под прикрытием братских элементов зачищал и восстанавливал дорогу между центрами двух уездов в провинции Фарах. Здесь он был главным. Построил и доложил как о выполнении собственной независимой задачи.
В марте пришло сообщение о том, что командир CSSE подполковник Майк Джерниган, с которым мы много общались в Форт-Бастионе, после успешного выполнения поставленных задач вывел свой элемент на родину.
Таким образом, собранные и натренированные «под заказ» независимые элементы под общим руководством обеспечивают убийственную эффективность, за которую одни морпехов ценят, другие — завидуют. Но опыт перенимают. В сухопутных войсках США после начала глобальной войны с терроризмом также были созданы подобные структуры под названием Brigade Combat Team (BCT). Но они крупнее и зависимей.
А теперь — немного об истории пребывания морской пехоты в Афганистане.

Первое появление…
Из письма разведчика морской пехоты: «Мерзну, сидя в ледяной грязи среди скал и облезлых кустов на берегу горной речки где-то в горах Гиндукуша. Слежу за дырой в горе. За ней — ход в пещеру.
Каждые десять секунд осматриваю задницу на предмет наличия вокруг нее скорпионов. На укусы клещей и песчаных блох я уже махнул рукой, но скорпион бьет, как бык. После его атаки боль просто невыносима. Так что антидот льется, как физраствор в медсанбате. Слава богу, в рюкзаке его пять ампул.
Одна простая истина, которую талибы не могут обойти, — это то, что они все-таки люди, а это значит, им нужно есть и пить. А еду и питье им в горы надо носить, что на руку старому киллеру, вроде меня. Я слежу за «курьерами», а они выводят меня на входы в пещеры и схроны. Дальше –проще: по спутнику передаю координаты летчикам, чтобы точно знали, куда метить. Сносится пара голов, затем я перехожу к отслеживанию перемещений «несунов» уже в новой точке. Эти крысы даже не догадываются, как они нам помогают».

Горячий регион: SEMPER FIDELIS. Две недели в группе морской пехоты в Афганистане

Впервые морская пехота США появляется в Афганистане буквально через несколько недель после событий 11 сентября 2001 года. Примерно 1000 морпехов прибывают сюда привычным способом. Стартовав с универсального десантного корабля Peleliu, преодолевают 650 км по воздуху. В Афганистане начинается операция Swift Freedom — первая битва США в борьбе с терроризмом. К ней привлекаются два экспедиционных отряда с двух флотов — 26-й с Атлантики и 15-й — с Тихого океана. Для корпуса это редкий случай, но в условиях Афганистана он будет повторяться еще не раз. Четыре года морпехи воюют талибов и Аль-Каиду в Афганистане, а затем война в Ираке делит силы США на два фронта, и они убывают в Месопотамию.
3 июня 2004 года момент истины настал для штаб-сержанта Энтони Виджиани. На вершине степного холма под ураганным пулеметным огнем залегла часть его группы. Пять морпехов оказались в зоне поражения. Двое уже ранены. А невидимый пулемет не дает даже головы поднять… Счет идет на секунды — надо найти и уничтожить пулеметное гнездо, иначе все кончится очень плохо. Виджиани скатывается по склону на позицию, с которой можно засечь огневую точку. Тишина. В прицеле — ничего, только скалы и песок. Хотя… На фоне камней он замечает кусок ткани, маскирующий едва выступающий из скал ствол. В пещеру летит граната из подствольника. Четверо талибов отправляются на тот свет, пулемет замолкает…

…и второе пришествие
Видимо, во второй раз хотели как-то обойтись без них. Но обстановка на юге страны становилась все хуже. За три года командование британского контингента не справилось с задачей «наведения конституционного порядка» в провинции Гильменд — своей исключительной зоне ответственности. Британцы не просто оказались неспособны расширять зону влияния, но под ударами талибов постепенно теряли уже освобожденные территории и населенные пункты.
На помощь спешат американцы и в декабре 2007 года практически в одиночку отбивают у талибов крупнейший узел сопротивления и центр наркотрафика — город Мусакалу.

Горячий регион: SEMPER FIDELIS. Две недели в группе морской пехоты в Афганистане

Из письма разведчика морской пехоты: «… Ты знаешь, я романтик. Мечтаю: просыпается Бен Ладен и видит, как я стою над ним, наступив ботинком на глотку, а затем загоняю нож в его башку».
С нового, 2008 года зачистку оставшегося «макового края» решают поручить морской пехоте.
Весной в Кандагар летит 24-й экспедиционный отряд морской пехоты с Атлантики. Его штатный наземный боевой элемент — 1-й батальон 6-го полка. Сюда же прибывает и 2-й батальон 7-го полка из Калифорнии. Задача — обучать местные силы безопасности. С весны этот «сводный отряд» начинает весьма успешно действовать. 24-й остается в статусе MEU, а 2-й батальон становится MAGTF. В печати тогда появляются сообщения о том, что это — «самый крупный отряд морской пехоты, посылавшийся в Афганистан за последние 4 года».

Гармсер
Полковник Питер Петронцио, командир 24-го экспедиционного отряда: «По дороге сюда я сказал ребятам, что, куда бы мы ни шли, надо все сделать наилучшим образом… Сейчас я могу утверждать, что мы эту задачу выполнили».
28 апреля 2008-го . Гармсер. Рота «Чарли» на технике занимает позиции на севере, а роты «Альфа» и «Браво» на вертолетах забрасываются на восточные и южные окраины. По команде «Чарли» начинает выдвигаться на восток, в направлении поставленной цели…
Через четыре дня морпехи берут под свой контроль главную дорогу, ведущую с севера на юг вдоль левого берега реки Гильменд. Но это было только начало…
В Гармсере бои шли 35 дней, за это время произошло более 170 боестолкновений. Похоронный звон для талибов прозвучал 28 мая 2008 года, когда две роты морской пехоты взяли Форт Джагрум (Fort Jugroom), бывший британский опорный пункт, превращенный талибами в свой штаб. Другая рота зачистила квартал городского базара. В землю легло около 400 талибов.
Во время первой за долгие годы крупной операции американских войск в Афганистане вместо обучения полиции 2-й батальон тоже вынужден воевать. Он несет тяжелые потери — около 20 человек. В июле продляется командировка 24-го отряда, в августе приказано «задержаться» и батальону. Из Ирака в Афганистан перебрасывается подкрепление. Прилетает еще 200 специалистов — четыре экипажа вертолетов Cobra, четыре — MH-53 и бойцы подразделений обеспечения — в основном инженерно-саперных.

Горячий регион: SEMPER FIDELIS. Две недели в группе морской пехоты в Афганистане

Шеван
Стоит этот городок на главной дороге в уезд Бала Булук. Все время командировки батальона он был для него источником постоянного раздражения. Это неудивительно: по данным разведки, в нем постоянно находилось около 300 талибов. И там они не просто расслаблялись, а регулярно тревожили засадами и обстрелами проходящие колонны и патрули коалиционных сил.
В июле прошлого года здесь в засаду угодил и взвод морпехов. Ураганный огонь из РПГ и пулеметов по их патрулю открыли сразу с нескольких направлений. В первые минуты прямые попадания гранат вывели из строя два «хаммера», практически оторвав правую ногу пулеметчику одного из них, капралу Брэди Густавсону. Несмотря на тяжелое ранение, капрал взялся за пулемет — надо было прикрывать парней, пока они выбирались из горящей машины. Удивительно, но он сумел еще два раза перезарядить ленту и выпустил по противнику в общей сложности около 400 пуль. На носилки капрал лег, только когда понял, что теряет сознание от потери крови. Герою отрезали ногу под коленом, сделали титановый протез и наградили Военно-Морским Крестом.
В прошлом году в штабе батальона в Форт-Барбере служил капрал Гаррет Джоунз. В июле 2007-го в Ираке он подорвался на мине. Левую ногу безоговорочно отрезали выше колена.
Раньше все закончилось бы почетным списанием. Но в Ираке и Афганистане Пентагон предоставляет инвалидам возможность вернуться на службу и даже снова поехать на войну. Джоунз говорил, что боль будет чувствовать до конца дней, но к ней уже привык. И вернулся во второй батальон.
Конечно, специальность пришлось сменить — с одной живой ногой лазить по горам и таскать тяжелую амуницию просто не под силу. Так что пошел служить аналитиком в разведку. Но всегда говорил, что, если представилась бы возможность «выйти за ограду» — в момент собрался бы и пошел.
…Так вот, любой «духовской» лафе рано или поздно приходит конец. И вот каков был конец восточной сказки про Шеван. 18 ноября талибы в последний раз устроили здесь засаду. Правда, сами они об этом даже не догадывались. Их было около 250 голов, и, заметив на подходе к своим позициям патруль в 30 бойцов и несколько «хаммеров», они вполне резонно посчитали, что к ним в лапы идет легкая добыча. Вдобавок их разведка донесла, что десять километров до Шевана патруль шел в смешанном порядке — кто на броне, а кто пешим ходом. Они, верно, предполагали, что пехота порядком подустала. И вот на броню обрушивается шквал огня из РПГ и пулеметов. Загорается один из «хаммеров». Морпехи выскакивают из горящей машины, выносят из-под огня контуженного бойца и открывают ответный огонь.
Быстротечная атака оборачивается восьмичасовым боем. Сначала часть пехотинцев оказывается в зоне поражения, и остальные заняты тем, что просто вытаскивают из-под огня своих товарищей. Со стороны это, возможно, и выглядит как отступление. Талибы воодушевлены — как им кажется, победа близка. Но через несколько минут они просто не верят своим глазам — в воздухе появляется пара «кобр» и горстка морпехов мгновенно бросается в атаку на укрепленные позиции. Дом за домом, окоп за окопом они зачищают место засады. Талибы бросают оружие и трупы и разбегаются кто куда. В итоге у них — 50 убитых и множество раненых. У морпехов — ни одного серьезно раненого.

Горячий регион: SEMPER FIDELIS. Две недели в группе морской пехоты в Афганистане

О тактике
На открытой местности группа движется буквой U, рассредоточиваясь на большой площади. Накрыть огнем всех и сразу никак не получится, а ответная реакция — мгновенна и убийственно точна. На концах «рожек» идут глазастые стрелки, в середине — два командира, основание составляют пулеметчики. В любой момент ты можешь увидеть каждого, но всех сразу охватить невозможно.
Снайпер, рассказавший в свое время эту историю, сам оказался парнем не промах. Под постоянным обстрелом он хладнокровно расстрелял 20 талибов. Ни одной пули в «молоко» — каждый талиб, попадавший в зону его поражения, умирал. Подтверждено результатами работы комиссии по расследованию этого случая.

О лазерных прицелах
Сижу я в голистанском форте на скамеечке, а капрал Раду показывает мне разновидности автоматов и пулеметов. Конечно, сочетание точности стрельбы М-16, специальной пули и комбинаций серий выстрeлoв — все это хорошо. Но многократное увеличение эффективности дают лазерные прицелы. Они везде — от самой легонькой винтовочки до тяжелого «крепостного» пулемета. Кстати, такая картина во всех лагерях коалиции в Афганистане и у всех ее участников. Плюс — ПНВ.
Но после афганской зимы всегда неумолимо наступает афганская же весна. Мы благоразумно разлетаемся из Афганистана кто куда, а министр обороны США 17 февраля 2009 года отдает приказ направить сюда две дополнительные боевые части общей численностью в 12 000 человек. Но тактическая группа не сидит сложа руки. В планах — освобождение последнего крупного узла сопротивления талибов.

Нау-Зад
Апрель 2009 года. Степь на северо-западе Гильменда. Бомбардировщик B-1 B Lancer пикирует на затерявшийся среди серых равнин городок. Управляемая бомба в клочья разносит бункер талибов, откуда ведут огонь по попавшей в засаду колонне коалиционных сил. Где-то в стороне чадит одна из машин конвоя. Подрыв на самодельном фугасе. До прилета «ланцета» талибов уже оттеснили от места засады, а штурмовик A-10 Thunderbolt II с помощью «умной бомбы» GBU-38 уничтожил еще один фугас. Колонна организованно отходит.
Нау-Зад — место мрачное. Большинство местных жителей еще три года назад покинули его вместе с британским постом. И те и другие просто боялись за свою жизнь — число повстанцев здесь росло не по дням, а по часам. После потери Мусакалы и Гармсера именно сюда переместился центр талибского сопротивления. И здесь им в канун весеннего наступления исламистов решили нанести упреждающий удар.
Капрал Эндрю Конти: «Зимой нам все уши прожужжали о подготовке мятежниками грандиозного весеннего наступления. Мы решили ударить первыми и подрихтовать их мечты, показав масштаб нашей огневой мощи и эффективность имеющихся в наличии средств поражения».
С начала года велась доразведка местности, а сама операция началась в апреле. Перед штурмом, как положено, над городком сбрасывались листовки, а в районной радиосети звучали призывы к мирному населению соседних кишлаков покинуть зону операции.
В первый день операции на выявленные цели и позиции с небес обрушились громы и молнии бомбардировщиков B-1 B Lancer, штурмовиков Hornet и боевых вертолетов Super Cobra. С земли огневое поражение обеспечивали тактические ракетные комплексы и мобильная ракетно-артиллерийская система.
На подходе талибы встретили морпехов самодельными фугасами и огнем из минометов, автоматического оружия и даже пустили две ракеты, которые, впрочем, пролетели над головами, не причинив вреда. Зато морпехи засекли огневые позиции и приступили к их уничтожению.
После того как начали падать бомбы, особого движения в стане защитников городка не отмечалось. Притихли, черти… Но на всякий случай артиллерия обработала другие заранее выявленные цели, и в Нау-Зад пошла рота «L». Другие подразделения морпехов встали на «блоки», чтобы лишить противника свободы маневра.
Во время одной из перестрелок сержант морской пехоты вынес из-под огня раненого афганского солдата…

Горячий регион: SEMPER FIDELIS. Две недели в группе морской пехоты в Афганистане

Тактика в горах
Морпехи одинаково уверенно чувствуют себя в поле, в населенных пунктах и на пересеченной местности. Отдельные группы проходят углубленную горную подготовку. С грузом в сорок кило трудно даже ходить, но физическая подготовка и упрямство позволяют им без ущерба для боеготовности сутками лазить по скалам. Я был в легком шлеме и полицейском бронике (кстати, российского производства), и то после восьми часов и двух километров почти по вертикали почувствовал «легкую усталость»… Ну ладно, я-то уже старый.
В горах в момент подъема и спуска тебя прикрывают в несколько уровней. Рассредоточение занимает какое-то время, зато группы прикрытия располагаются таким образом, что образование мертвых зон полностью исключено. Спокойно карабкайся наверх — противник никак не сможет незаметно к тебе подобраться или обстрелять ни с какого направления.
При осмотре талибской пещеры мы нашли какие-то тряпки — следы присутствия супостатов. Когда я предложил поставить там растяжки, капрал Раду загадочно улыбнулся…
P.S. Так как все и так знают что делать, передвижение проходит почти без широко известных по американским боевикам мата и махания рук.

Бригадный подряд
С июня этого года к SPMAGTF-A присоединилась 2-я экспедиционная бригада морской пехоты. 15 марта этого года командир 2-го экспедиционного корпуса морской пехоты генерал-лейтенант Дэннис Хэджлик представил бригаде ее нового командира — бригадного генерала Лэрри Николсона.
Это мощное усиление (в Афганистане численность бригады определена в 8000 человек), и сама бригада боевая — во время вторжения в Ирак в 2003 году под названием Task Force Tarawa (TFT) она сражалась в первой крупной битве иракской войны на улицах города Насирия.
— Помнится, как-то раз в Насирии в паре с нашим снайпером работал по одному домику. Вычислили стрелка в окне. — Дэйв делает паузу и ворочает палкой дрова в костерке. — Потом, когда обыскали его труп, нашли армейские жетоны российского образца. Наверняка, он их набрал в Чечне. Так что, ребята, палят в нас одни и те же…
В наземном элементе бригады — четыре батальона. Интересно, что два из них первоначально готовили к отправке этой весной в Ирак. Но здесь, видимо, они нужнее. Есть в группе и разведбат.
Состав воздушного элемента тоже впечатляет: эскадрилья штурмовиков AV-8 B Harrier, эскадрилья самолетов-заправщиков, эскадрилья БПЛА, эскадрилья легких боевых вертолетов, эскадрилья тяжелых транспортно-десантных вертолетов и эскадрилья тяжелых вертолетов.
Правда, хорошо зарекомендовавшие себя в Ираке конвертопланы MV-22 Osprey в Афганистан решено пока не посылать.
Командир 2-го батальона подполковник Кристиан Кабанисс: «Главный компонент тренировок батальона — культурный. Мои парни, многие из которых уже были в Афганистане, даже учат язык пушту».
Таким образом, к лету группировка морской пехоты США на юге и востоке Афганистана превысит 10 000 человек.

Комплексный подход

— Лейтенант, дай инструмент, я сам утеплю наш барак, — говорю комвзвода, а друг Рома жалостно смотрит ему в глаза. На дворе — январь, сквозь щели в стенах видны ледяные горы и звезды. Мы уже две ночи провели в холодном фанерном скворечнике на брезентовых раскладушках. Штатный российский армейский спальник почему-то здесь не греет. Лейтенант Юркович улыбчив, но непреклонен — мы должны переносить все тяготы и лишения наравне со всеми. Но холодно-то только у нас — в остальных подобных фанерных конструкциях заставы Голистан тепло и вонюче.

Мне непонятно, почему если можно, то все равно нельзя. А соседям по нашему «рефрижератору», кажется, все нипочем — холод, безвкусный паек и даже грохот, который дважды за ночь издают два капрала, собираясь в караул.
Впрочем, я знал, что, как старый солдат, рано или поздно привыкну. И привык. А Рома просто спер у какого-то контрактника матрас и одеяло.
Сам термин «экспедиционные войска» подразумевает задачу не просто захватить и удерживать определенную приказом далекого командования территорию, но самостоятельно и всесторонне ее обустроить. Исходя из этого, естественно, что морских пехотинцев учат не только военному делу, но и выполнению полицейских и административных функций. Как самостоятельно, так и организуя местные силы. В этом мы убедились в Голистане. Здесь, помимо выполнения боевых и разведывательных задач, взвод лейтенанта Юрковича обучает и авральными темпами наращивает локальный узел безопасности — уездное управление полиции. В других местах подопечными могут оказаться и пограничники, и армейцы.

О контрактниках
Помимо пехотинцев и моряков, по заставам служат по контракту и полицейские. Майк Нелсон из техасского SWATа, бывший морпех, натаскивает местных оперов и составляет электронные паспорта на местное мужское население, чтобы знать, кто в деревне свой, а кто — чужой.
Одна из задач — перевод местного сельхоза с опиатов на зерновые. Это трудно. Мак выгодней на продажу, да и местная братва активно противится такой аграрной реформе. Но комвзвода старательно пытается решать и эту проблему.
В общем, «Аль-Каида» наоборот — на основе каждой мельчайшей армейской ячейки вырастает комплексная локальная структура.
В целом подобная тактика не сильно отличается от реализуемой СССР в 80-е годы прошлого века. Однако вместо тогдашних параллельных, порой слабо связанных, а зачастую и конфликтующих структур 40-й армии, спецслужб, аппаратов военных и гражданских советников, здесь все сосредоточено в одних руках. Ну почти в одних. Наверняка есть чему поучиться.
…А уже после нашего отъезда SPMAGTF-A усилили чисто женским подразделением Team Lioness. Специализация — работа с представительницами прекрасной половины местного населения. Впрочем, будьте уверены — «морские пехотинки» смогут в случае чего и в атаку сходить…
И у бригады есть подобное «усиление». Ей приданы представители Госдепа и минсельхоза США. Их главная задача та же — переориентировать местное крестьянство с мака на хлеб и хлопок. Мак — главный компонент в торговле наркотиками, благодаря которой талибы поддерживают боеспособность. Как здесь говорят: «Не будет мака — не будет войны».
Здесь же будут работать и представители Агентства международного развития США (USAID). Оно конкретно занимается оказанием прямой экономической и технической помощи развивающимся странам в таких областях, как сельское хозяйство, здравоохранение, питание и образование. Так что афганский вопрос будет решаться не только «огнем и мечом».

Из письма разведчика морской пехоты:
«…Ну, ладно. Скоро солнышко встанет, и мне пора возвращаться в свою ямку. Заметать следы в снегу — дело долгое, но я руку уже набил. Кстати, все, что ты видишь о нас по телеку в новостях, — полная ахинея. У них задача — не правду рассказать, а заставить тебя не отходить от их ящика во время рекламы. Вообще, последнее дело сейчас — сидеть в Америке и критиковать то, что мы здесь делаем. Почему? Да потому, что вы понятия об этом не имеете. …А ведь мы — ваша армия и делаем то, зачем вы нас сюда послали…».

Вадим ФЕРСОВИЧ
Фото Романа ГЕННА

Журнал "Братишки"

Июнь 2009

Просмотров: 2030 | Добавил: NAm | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск

Календарь
«  Март 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Архив записей

Друзья сайта




Главная | Регистрация | Вход

Copyright MyCorp © 2017